Разум нас багато

21.05.2013
2012 год оказался переломным для новаторов в мире образования. Открытые онлайн-курсы, обозначаемые акронимом MOOC, трансформируют как школьное, так и высшее образование, создавая невероятное количество новых возможностей для одних участников образовательного процесса и суля огромные проблемы другим. Дивный новый мир стучится в нашу дверь. Россия же, кажется, оказалась обезоруживающе не готова к тому, чтобы стать его частью.
 
Сказать, что российскую систему образования в последний год лихорадит, — значит не сказать ничего. Смена руководства в профильном министерстве, скандалы с диссертациями, такие спорные инициативы, как попытка создать единый учебник по истории, и многое другое обнажают прежде всего ее негибкость, неприспособленность к внедрению инноваций, зависимость от политических элит и сформулированных ими идеологических конструкций. Достаточная степень отстраненности от мирового рынка образования приводит не только к низкому уровню конечного научного продукта, но и к банальной неспособности системы конкурировать на международном рынке и, понятное дело, определять новые тенденции.
 
В 2012 году из властной риторики практически исчезла «модернизационная» повестка дня, зато все чаще слышатся речи, украшенные консервативно-охранительной лексикой. И вот уже «представители общественности» предлагают какой-то период вообще не «учить иностранным языкам, чтобы люди не уезжали из страны». Но инновации, в том числе в образовании, процветают именно тогда, когда эффективность и стремление к совершенству вознаграждаются, а предполагаемые выгоды кажутся новаторам более привлекательными, нежели маячащие на горизонте риски.
 
Президент Владимир Путин, требуя создания единого учебника по истории для разрезанной на лоскуты страны, исходит из понятной и вообще-то верной предпосылки — сфера образования для России сегодня является ключевой. Социализирующую роль, которую играет образование, нельзя переоценить, ведь ни один другой институт в современной России более неспособен интегрировать в общество те самые «духовные скрепы», отсутствие которых не на шутку волнует Кремль.
 
В ближайшие годы власть будет лишь усиливать влияние на отечественную систему образования, что с равным успехом может привести как к дальнейшей деградации этой самой системы, так и к обратному результату. В любом случае тот или иной сценарий развития этого сектора окажет прямое и, возможно, решающее влияние на будущее России.
 
Все ключевые субъекты образовательной политики в России сегодня занимаются проблемами, которые надо было решать еще вчера, а мировые тренды они если и фиксируют, то оставляют на периферии сознания. Но споры вокруг фальшивых диссертаций оказываются бесподобной тратой времени, когда весь мир обсуждает вопрос о том, как ряд инноваций в образовательном процессе и способах (прежде всего технологических) «доставки» знаний меняют ландшафт мирового образования. Речь идет о размещенных в открытом доступе в Сети учебных курсах (для их обозначения используют аббревиатуру MOOC — Massive Open Online Courses) как от ведущих университетов мира, так и от отдельных гениев, самостоятельно разрабатывающих учебные программы для десятков миллионов студентов.
 
Ведущие университеты мира, прежде всего из США, включились в глобальный эксперимент по исследованию и одновременному переформатированию рынка образовательных услуг с такой яростью, что их коллеги из университетов второго эшелона бьют тревогу, а студенты по всему миру получили возможность слушать лекции, качество которых на голову выше тех, что предлагают их собственные школы и университеты. Для того чтобы приобщиться к революции в образовании (а именно так именуют происходящее сами авторы образовательных интернет-пакетов), достаточно знать английский и оплатить доступ в интернет. И вот уже десятки тысяч человек изучают объектно-ориентированное программирование, сотни тысяч слушают курс «Введение в финансы», миллионы проходят алгебру, восполняя пробелы в своем школьном образовании.
 
Что такое MOOC?